Суббота, 24.06.2017, 21:13   Здравствуйте Гость
 
Только в творчестве есть радость — все остальное прах и суета.
А. Кони
Меню сайта

Категории раздела
Материалы Явки 324 [38]
Разные затеи [48]
Мастер классы. [33]
Творчество [40]
Полезные материалы [31]
Истории [35]

Статистика


Главная » Статьи » Полезные материалы

Я снова писал курсовую, или некоторые открытия в Айседоре Дункан.
Бывает я действительно делаю некоторые работы за учащихся, дипломные, курсовые, рефераты. Сразу хочу оправдаться обычно я таким образом помогаю женщинам (не могу отказать) повышающих квалификацию или получающих второе образование, при этом обязательным условием моего согласия должны быть обстоятельства, обычно это семья и дети, работа, общественная деятельность – ну почему не помочь обремененному житейскими тяготами слабому полу стремящемуся к самосовершенствованию.
Так за последние десять лет я написал дипломную работу, две курсовых, и дюжину рефератов, в основном в гуманитарных дисциплинах (история, искусствоведение, экономика, юриспруденция), и горд за то что все были защищены на отлично.
Честно признаюсь, основной причиной согласия, на такую работу, является мой собственный кругозор. Ни когда бы я не стал изучать столь неинтересные мне дисциплины, а взявшись за работу частенько увлекаюсь и углубляюсь значительно больше требуемого. Вот и сейчас коснувшись имени Айседоры Дункан, я увлекся, и еще раз доказал себе, насколько мелочны и несправедливы люди к великим талантам. Не понимая их они просто ищут и выставляют на показ пакости, при этом мерят со своей колокольни даже не пытаясь проникнуться гением и мыслью.
Об Айседоре Дункан много было сказано, я и раньше читал, и стыжусь что воспринял не углубившись, но вот сейчас я заново открыл великую "босоножку". Приведу обрывочные факты которые очень впечатлили меня и перевернули представление об этой женщине.
-- В Париже все были без ума от Всемирной выставки, на ней она впервые увидела работы Огюста Родена. И влюбилась в его гений. Желание увидеть скульптора становилось нестерпимым. Она набралась решимости и без приглашения явилась в мастерскую на улице Юниверсите.
Роден визиту юной дамы не удивился, его часто посещали поклонницы. Он относился к ним с уважением и вниманием. Скульптор был небольшого роста, коренаст и тяжёл. В его ухватках чувствовалась мужицкая сила. Пышная борода никак не сочеталась с коротко остриженной головой.
Без всякой рисовки и надменности, с простотой, присущей великому человеку, он стал показывать очередной гостье свои работы. Завязалась беседа, он узнал, что она сама сочиняет свои танцы, и проявил к ней неподдельный интерес. Короткое знакомство переросло в симпатию, он был покорён её молодостью и красотой. Художник стал часто захаживать в её ателье, усаживался в угол, доставал карандаш и мольберт, которые всегда носил с собой. Она танцевала, он рисовал, стремясь точно передать все её позы и движения. На его холстах она была такой же стремительной, как и в жизни, он до мельчайших деталей передал её летящий танец, его изящество и невесомость.
Они подолгу разговаривали: старый, уставший мастер учил молодую, полную сил танцовщицу искусству жить в искусстве – не падать духом от неудач и несправедливой критики, внимательно прислушиваться к различным мнениям, но верить только себе, своему разуму и интуиции. Айседора впитывала в себя добытые им истины, угощала его кофе с круассанами, а потом они отправлялись гулять на Монмартр, где художники рисовали портреты за смешные деньги, а то и вовсе бесплатно.
Ей было весело и легко в этой разношёрстной толпе и не хотелось уходить домой. Тогда они заглядывали в ближайший кабачок, пили пиво и заказывали себе порцию сосисок с острым соусом. В кабачке стоял невообразимый гам, все говорили разом, но никто не слушал друг друга, завсегдатаи, в основном художники, пили, курили и ели, жизнь была хорошо и желанна, её угощал сам Роден.
Он чувствовал, что влюбляется в эту юную танцовщицу, и ничего не мог с собой поделать. Ему было немного за 60, ей чуть-чуть перевалило за 20, любовь была немыслима, ни к чему не вела и ничего не обещала. У неё просто не было и не могло быть будущего. И прекрасно понимая это, он мучался и страдал, но не показывал виду, боясь обидеть её.
-- Как это ни странно, но проповедница свободной любви, какой была Айседора, потеряла невинность в 25 лет. Но потеряв, вошла во вкус и быстро наверстала упущенное. Знаменитая на весь мир "босоножка" своими оглушительными романами с женатыми мужчинами ломала укоренившиеся в сознании общества табу, а те, кто мог бы дать ей долгожданное счастье, были довольны, что были ее возлюбленными, не более того. Она оставалась одинокой и на своём танцевальном Олимпе, даря неблагодарным возвращение к далёким истокам искусства. На этом этапе своей жизни она, казалось, почти прикоснулась к реализации извечной женской мечты, встретив холёного и красивого богача Париса Юджена Зингера, наследника изобретателя швейной машинки. Он не только оплатил все её просроченные счета, но даже готов был предложить руку и сердце. Однако был настолько ревнив, что поставил условие брака, оговорив место для Айседоры где-то между зубной щёткой и швейной машинкой. Айседора заявила, что её нельзя купить. Практически сразу после того, как у них родился сын Патрик, они расстались.
-- Беда разразилась внезапно. Машина с ее сыном и дочерью потеряла управление и упала в Сену. Горе Айседоры было безграничным. Его разделил весь Париж, весь мир. Студенты скупили все белые цветы у парижских цветочниц и привязали букеты к ветвям деревьев в ее саду. Великий Клод ДеБюсси всю ночь играл для нее, пытаясь звуками музыки утешить артистку.
Но и он не мог ни утешить ее, ни остановить бег всесокрушающего времени…
-- Она оставила свою привычку давать любовникам литературные прозвища. Русского поэта-хулигана всемирно известная танцовщица звала «Сергей Александрович». Есенин любил Айседору до беспамятства, но иногда срывался, напивался и скандалил, кидал в нее вещи, даже бил, уходил к друзьям и снова возвращался. На зеркале в ванной комнате ее губной помадой было выведено: «Есенин – Ангел». Она считала, что виной тому – порочный круг общения и русская хандра, нужно просто увести Сережу в Европу, и все наладиться. Озябшими душами с первого же момента они потянулись друг к другу. Она нуждалась в муже-ребенке, он в жене-матери. Она дарила ему любовь и нежность, он капризничал, дерзил, устраивал грубые выходки.
Перед поездкой в Россию гадалка предсказала Дункан, что та в скором времени выйдет замуж. Айседора рассмеялась: она любила многих мужчин, но никому не позволяла на себе жениться. Пока не встретила Ангела…
-- Она собиралась на концерт пианиста, которого хотела пригласить к себе аккомпаниатором. Подъехал ее новый молодой друг, синьор Буггати (именно в его «Bugatti» вскоре погибнет Айседора). Она вышла из студии, обернула шарфом плечо. «Прощайте друзья, я еду к славе!»

Дункан первой решилась на то, на что до нее женщины шли только в «измененном состоянии сознания», под гипнозом. Она вышла на сцену и танцевала то, к чему стремилась ее душа, возвращая телу духовность. Одетая в греческую тунику, она своим танцем восстанавливала прекрасную, со времен античности преданную забвению гармонию души и тела. И современники поверили Айседоре, поверили в то, что она - провозвестница будушего, назвав ее "первой женщиной, к которой приложим эпитет гениальности", и сравнив с "родоначальниками новых эпох и стилей". Совершённый ею переворот – не только в танце, но и в жизни – считали историческим.
Айседора ДУНКАН зачитывалась Ницше. Ответом на философию сверхчеловека была ее статья-манифест:
«Танец будущего» манифест Айседоры Дункан.
Меня просили, чтобы я высказалась о танце будущего. Но как мне сделать это? Мне кажется, еще не пришло мое время; лет в пятьдесят я, возможно, сумею сказать что-нибудь по этому вопросу. Кроме того, я не представляю себе, что могу я сказать о своем танце. Люди, симпатизирующие моей деятельности, верно, лучше меня самой понимают, чего я собственно хочу, к чему стремлюсь; а симпатизирующие ей, я уверена, знают лучше меня почему. Раз меня спросила одна дама, почему я танцую босая, я ей ответила: «Это потому, что я чувствую благоговение перед красотой человеческой ноги».
Дама заметила, что она не испытала этого чувства. Я сказала: «Но, сударыня, необходимо почувствовать это, потому что форма и пластичность ноги человеческой — великая победа в истории развития человека». — «Я не верю в развитие человека»,— возразила дама. «Я умолкаю,— сказала я,— все, что я могу сделать, это отослать вас к моим почтенным учителям Чарльзу Дарвину и Эрнсту Геккелю».— «Да я,— сказала дама,— не верю ни Чарльзу Дарвину, ни Эрнсту Геккелю». Тут уж я не нашлась, что сказать ей на это. Вы видите, я совсем не умею убеждать людей, и лучше бы мне вовсе не говорить. Меня извлекли из одиночества моей рабочей комнаты во имя благотворительности, и вот я стою перед вами, робея и заикаясь, собираюсь сделать вам доклад о танце будущего.
Танец будущего, если обратиться к первоисточнику всякого танца, — в природе, это танец далекого прошлого, это танец, который был и вечно останется неизменным. В неизменной вечной гармонии движутся волны, ветры и шар земной. И не идем же мы к морю, не вопрошаем у океана, как двигался он в прошлом, как будет он двигаться в будущем; мы чувствуем, что его движения соответствуют природе его вод, вечно соответствовали ей и вечно будут ей соответствовать.
Да и движения зверей, пока они на свободе, всегда — лишь необходимое следствие их существования и той связи, в которой стоит их жизнь к жизни земли. Зато, как только люди приручат зверя и с воли перенесут его в тесные рамки цивилизации, он теряет способность двигаться в полной гармонии с великой природой, и движения его становятся неестественны и некрасивы.
Движения дикаря, жившего на свободе в теснейшей связи с природой, были непосредственны, естественны и прекрасны. Только нагое тело может быть естественно в своих движениях. И, достигнув вершины цивилизации, человек вернется к наготе; но это уже не будет бессознательная невольная нагота дикаря. Нет, это будет сознательная добровольная нагота зрелого человека, тело которого будет гармоническим выражением его духовного существа. Движения этого человека будут естественны и прекрасны, как движения дикаря, как движения вольного зверя.
Когда движение Вселенной сосредоточивается в индивидуальном теле, оно проявляется как воля. Например, движение Земли как средоточие окружающих ее сил является ее волей. И земные существа, которые в свою очередь испытывают и концентрируют в себе влияние этих сил, воплощенное и переданное по наследству их предками и обусловленное их отношением к земле, развивают в себе свое индивидуальное движение, которое мы называем их волей.
И истинный танец именно и должен бы быть этим естественным тяготением воли индивидуума, которая сама по себе не более и не менее как тяготение Вселенной, перенесенное на личность человека.
Вы, конечно, заметили, что я держусь взглядов Шопенгауэра и говорю его выражениями; его словами я действительно лучше всего могу выразить то, что хотела сказать.

Источник: http://hds-shah.ya.ru/replies.xml?item_no=68613
Категория: Полезные материалы | Добавил: ShahOFF (23.01.2013)
Просмотров: 253 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт







Другие ресурсы
  • EllePlatz
  • ShahOff
  • HDS
  • Инструкции для uCoz


  • ShahOff © 2009- 2017